Он

Он умел только уныло плестись в хвосте, подбирая ошметки, которые были уже кем-то выкинуты и по своей сути никому и не нужны. Видимо, только по этой причине, ему и удавалось ими воспользоваться.

Если он начинал заниматься чем-то новым для себя, то во всеуслышание заявлял – что он первый. Хотя если разобраться – он был последним и единственным, поскольку это уже давно стало никому неинтересным, неактуальным и они стали заниматься более полезными и нужными вещами.

Если же вдруг ему хотелось подчеркнуть свою значимость, показать продвинутость и осведомленность, то он живо вспоминал о каких-то старых событиях и как он давал советы людям, которые с помощью его позволения, благословения и исключительно благодаря его идеям – добились чуть больше, чем сумел он сам.